Зачем нужны сны III: Карл Юнг

2013-12-28 · ·

Карл Юнг был швейцарским психиатром, который активно участвовал в молодом психоаналитическом движении, созданном Зигмундом Фрейдом. Впрочем, участие в нём продлилось недолго. Поняв недостатки теории Фрейда, он вышел из него и создал своё собственное психоаналитическое направление.

Юнг был не простым создателем ещё одной психологической теории, которых с того времени появилось неизмеримое количество. В отличии от многих других авторов, берущих свои психологические концепции с потолка, подбирающих с пола или отдирающих их от стен, теории Юнга были основаны на синтезе известных ему научных знаний того времени и глубоких мистических опытов, неоднократно пережитых им. Самые яркие описаны в «Красной книге» и «Семь наставлений мёртвым». Юнг посвятил свою жизнь тому, чтобы объяснить эти переживания и перевести полученное мистическое знание на язык современной ему науки — так возникла «аналитическая психология». Значительную роль в ней играют сновидения.

Первая идея Юнга, которую мы рассмотрим, — это то, что сновидения играют компенсаторную роль. Если у вас есть знакомый психоаналитик, то если вы расскажете ему, что вам приснилось, как вы занимаетесь сексом, то очень вероятно, что он предположит, что вам его не хватает в реальной жизни. Если вы попросите обосновать его подобное умозаключение, то он, скорее всего, сошлётся как раз на компенсирующую роль снов, предположенную основателем аналитической психологии.

(В порядке отступления стоит заметить, что если выяснится, что секса у вас достаточно, то эти сновидения окажутся «дневными остатками» (о которых говорил Фрейд). У практикующего психоаналитика в запасе десятки концепций, которыми он может объяснить всё, что угодно. Если вам каждую ночь снится, как вы зверски кого-то убиваете, а в реальности — милейший человек, то психоаналитик вряд ли окажется настолько смел, чтобы утверждать, что это компенсирующие сновидения. Скорее всего, он скажет, что вы боретесь с «комплексами» или «блоками». Внятно объяснить, почему в одном случае происходит «компенсация», а в другом «блоки», психоаналитик не сможет, потому что дело в его моральных установках, а психоаналитики делают вид, что их объяснения носят «объективный характер» и «подтверждёны «наукой»»).

Современные исследователи сновидений, использующие методы контент-анализа, пришли к выводу, что эта гипотеза Юнга неверна, так как практически каждое долгосрочное наблюдение за содержимым сновидений, ещё с конца XIX века и вплоть до современных исследований в лабораторных условиях не подтвердили эту идею. Если и проводить соответствие между сновидениями и реальной жизнью, то всё будет обстоять как раз наоборот. То, что чаще встречается в реальности, будет чаще встречаться и во сне.

Вторая теория Юнга, связанная со сновидениями, заключается в том, что в них символически проявляются «архетипы» — некие универсальные психические шаблоны или образцы, происходящие из «коллективного бессознательного». В качестве примера можно привести одно из сновидений самого Юнга и его трактовку:

Я находился один в незнакомом двухэтажном доме, и это был «мой дом». На верхнем этаже было что–то вроде гостиной с прекрасной старинной мебелью в стиле рококо. На стенах висели старинные картины в дорогих рамах. Я удивился, что этот дом – мой, и подумал: «Ничего себе!». Затем, вспомнив, что еще не был внизу, я спустился по ступенькам и оказался на первом этаже. Здесь все выглядело гораздо старше, похоже, что эта часть дома существовала с XV или XVI века. Средневековая обстановка, пол, выложенный красным кирпичом, – все казалось тусклым, покрытым патиной. Я переходил из комнаты в комнату и думал: «Нужно осмотреть весь дом». Очутившись перед массивной дверью, я открыл ее и увидел каменную лестницу, ведущую в подвал. Спустившись, я оказался в красивом старинном сводчатом зале. В кладке стен я обнаружил слой кирпича, в строительном растворе тоже были кусочки кирпича. Так я догадался, что стены были возведены еще при римлянах. Мое любопытство возросло. Я стал внимательно осматривать каменные плиты пола: в одной из них оказалось кольцо. Я потянул за него – плита приподнялась, открывая узкую каменную лестницу, ступени которой вели в глубину. Я спустился вниз и попал в пещеру с низким сводом. Среди толстого слоя пыли на полу лежали кости и черепки, словно останки какой–то примитивной культуры. Я нашел там два очень древних полуистлевших человеческих черепа – и в этот момент проснулся.

[…]

Я понял, что дом – это в каком–то смысле образ души, то есть образ тогдашнего состояния моего сознания, которое выглядело как жилое пространство, вполне обустроенное, хотя и несколько архаичное.

На нижнем этаже начиналось бессознательное. И чем глубже я спускался, тем более чуждым и мрачным оно представлялось. В пещере я обнаружил остатки примитивной культуры, то есть то, что оставалось во мне от дикаря и что вряд ли когда–нибудь могло быть постигнуто или освещено сознанием. Душа примитивного человека и души животных пограничны, ведь в пещерах в древности, прежде чем их заняли люди, жили животные.

Теория об архетипах на всём протяжении своей истории подвергалась разнообразной критике, зачастую весьма обоснованной. Однако наблюдение Юнга о том, чно сновидения могут иметь метафорическое значение, достаточно ценное. Вместе с тем, архетипическая теория Юнга приходит к другим далеко идущим предположениям.

Первое, это то, что существует «архетип Самости». Что это такое — никто не знает, в том числе и сами юнгианцы. Самое короткое объяснение, которые мне приводилось слышать, — это то, что «Самость — это тотальность всей психики», утверждение, которое ровным счётом ничего не объясняет (можно просто сказать «психика»). Попытки развёрнутых объяснений приводят к многостраничным трактатам, которые не способствуют прояснению вопроса.

В сновидческом контексте с Самостью связано следующее утверждение Юнга: в зрелом возрасте начинается процесс «индивидуации» и «интеграции» личности, что отражается на содержании сновидений. Имеют ли место или нет подобные процессы, контент-анализ сновидений не выявил аналогичных изменений в содержании сновидений. Наоборот, содержание сновидений взрослых людей удивительно устойчиво. Значительная часть сновидений может быть посвящена ограниченному набору сюжетов, которые могут повторяться десятилетиями.

Каков же итог? Если говорить о научных аспектах сновиденной теории Юнга, то подавляющая часть его предположений не подтвердилась. Идея об отражении в сновидениях метафорических концепций сохраняет свой интерес до нашего времени, хотя, как отмечает Вильям Домхоф в книге «The Scientific Study of Dreams», построить на этом предположении объективную методологию для толкования значения сновидений — какие правила и как их применять — достаточно сложно.

Метки:

Другие статьи

Сообщество сайта Вконтакте

Евгений · 2013-12-30 02:58 · #

Юнг очень сложен для понимания. Наверное, чтобы его понять, нужно разговаривать с ним, дабы переводить на наш современный, уж очень метафорически он все описывал и конкретные примеры не часто давал. Но это уже невозможно. Еще большую смуту вносят последователи, которые просто свяли от Юнга базовые понятия и вертят ими по своему усмотрению) Лично я обожаю Юнга за “Психологические типы”.

* Комментарии премодерируются